ФАКТЫ ЛИЦА ЭПИЗОДЫ БАЙКИ ССЫЛКИ ФОРУМ

LEXX

Пророчество

Планета сияла в своей совершенной первозданной красоте: сеть океанов, зеленые ландшафты, бесконечные пустыни с цветными пятнами оазисов. Все это походило на мирную идиллию, но первое впечатление было обманчиво. Падение этой планеты было близко, и на ее яркие краски вот-вот должна была опуститься тень, чернота которой поглощала все живое. Но пока эта планета все еще была жива и служила домом для разумных существ. Издалека доносился голос: тихий, но мелодичный, он пел гимн своей родине,на защиту которой певцу предстояло встать. (всхлипы переводчика – J)

Странное существо поднялось с поверхности планеты и взмыло в небо: насекомое, точнее, огромная стрекоза, с переливающимся панцирем из разноцветных пластин всевозможных форм. Конечно, среди древних стрекоз, класс Protodonata, были гиганты, например, Meganeura с размахом крыльев до 70 сантиметров. Но о таких, длиной во много метров, никто никогда не слышал: она была созданием иных времен и может служить главным доказательством того, что мы находимся в будущем. Эта стрекоза, поднимавшаяся над планетой, была размером с дом для одной или двух семей двадцатого века. Но все же это была не настоящая стрекоза, несмотря на то, что она, если не обращать внимания на ее размер, была очень на нее похожа. Она была органического происхождения, но только частично. Потому что при ближайшем рассмотрении можно было увидеть там, где должна была находиться голова гигантского насекомого, кабину пилота, и сидящего за лобовым стеклом человека, который управлял насекомым.Этот человек пел – негромко, но полной грудью, так, как будто ему было нечего бояться или же приходилось подбадривать самого себя. Вероятно, обе догадки можно считать верными.

Человека звали Кай. Он был высок, хорошо сложен, мускулист (переводчик заинтересован… - J), с четкими чертами лица. Одним словом, он полностью соответствовал существующим представлением о идеальной красоте. Он был одет в облегающую, переливающуюся всеми цветами радуги униформу. Его длинные черные волосы были зачесаны в небольшой узел, за исключением двух прядей, одна из которых была заплетена в косу на затылке, а другая падала ему на лицо. Человек посмотрел на показатели навигационной аппаратуры.

Кай был – иначе выразиться нельзя – в приподнятом настроении, почти в эйфории, как будто находился под воздействием наркотиков – и нельзя было исключить такой возможности, что он действительно принял легкое курительное вещество, добывавшееся из особого сорта местных грибов, в ожидании великой битвы, в которой должна была решиться судьба его народа, должно было выясниться, чему быть – Свету или Тени, которая должна была упасть на будущее его родной планеты, родины великих поэтов, музыкантов, художников, философов и мужественных воинов (в количестве шести штук… - J

Глаза Кая были влажны. Еще перед битвой он с трудом сдерживал слезы. Его пение стало печальным. Но в этот момент он услышал по громкой связи другие голоса. И пение Кая слилось с многоголосым, стремящимся ввысь, во Вселенную хоралом, когда полуорганическое насекомое соединилось с эскадрой других гигантских стрекоз. Печальная песнь превратилась в суровый боевой гимн, который, казалось, невидимыми неразрывными нитями объединял всех воинов эскадры. Он звучал почти как революционный гимн Красного Октября.

Эскадра была быстрой и очень маневренной. Она летела в боевом построении и ловко уворачивалась от энергетических сетей, которые посылал еще невидимый в глубинах космоса враг. Цивилизации, к которой принадлежал Кай, удалось усовершенствовать летательные способности стрекоз, считавшихся лучшими летунами среди насекомых и приспособленных к проделыванию головокружительных, акробатических воздушных маневров. Они могли сразу же после взлета развить огромную скорость, подобно выпущенной из лука стреле. Соотечественники Кая сумели воссоздать эти способности в механике и после долгого процесса усовершенствования научились делать подобные корабли.

Из-за этого им пришлось вести долгую, кровавую войну с цивилизацией Насекомых, которые считали себя единственными, кто имеет право осваивать Вселенную. Насекомые, в отличие от гуманоидов, были так похожи друг на друга, что их разум представлял собой единое целое, но призрак этой одинаковости придал исполнившимся страха гуманоидам новые силы, и они отбросили Насекомых в темные глубины космоса, чтобы доказать свое право на существование. Но при этом гуманоиды осторожно скопировали их технику изготовления летательных аппаратов в тех пределах, в которых это было безопасно. Воспоминание об этой победоносной войне окрыляло их, заставляя упорно поддерживать угасающую культуру, принесенную с далекой планеты, которую они когда-то покинули и о которой у них остались только отрывочные воспоминания. Они надеялись, что им никогда больше не придется сражаться, и за время долгого мирного существования их цивилизация вновь расцвела. Но в конце концов это возбудило во многих соседях зависть и злость, и они объединились против них с могучим врагом (переводчик мрачно бренчит на лире – J)

Кай принял командование эскадрой и проверил мониторы, в то время как мимо его корабля проносились смертоносные сгустки энергии, страшные, невообразимо огромные, они обрушивались на поверхность планеты, которую только что покинула эскадра. Огненные сгустки вспыхивали внизу оранжевым пламенем и не оставляли там, где падали, ничего, кроме безжизненной черноты. Все небо было заполнено этими ослепительными вспышками, поражавшими всю поверхность планеты. Не осталось ни единого места, куда бы не попал смертоносный сгусток (переводчик понемногу впадает в истерику… - J).

Когда вражеский объект, приближавшийся к планете, появился на экране, Кай прервал свою сначала печальную, а потом ставшую воинственной песнь, чтобы отдать команду, которой все ждали: “Стингеры!”. Длинные хвосты стрекоз начали подниматься над корпусом. Это напоминало атакующую позицию скорпионов. Пластины на хвостах стрекоз разошлись, и теперь было видно, что они оснащены маленькими, но эффективными ракетами (эффективными?! – J). Остальные доложили по громкой связи: “Стингеры готовы!”

“Наш единственный шанс уничтожить Его Тень и отбить у него аппетит на другие планеты – это сконцентрировать огонь на центре управления его корабля и попасть в капитанский мостик,” – напомнил Кай. В его словах мелькнула легкая печаль. Он пожелал своим боевым соратникам успеха, подумав, что скорее следовало бы пожелать им покоиться с миром, потому что все это предприятие с его безумной смелостью и полной безнадежностью было похоже на жестокую шутку (переводчик рыдает в голос… - J).

Уже бесчисленное множество стингеров вылетело из хвостов огромных стрекоз в сторону невообразимо большой боевой звезды, которую они называли Пратенью, и которая была в десятки тысяч раз больше маленькой эскадры, безуспешно ей противостоявшей: чудовищное, похожее на гигантскую паучью сеть сооружение, батареи которого создавали некое подобие параболического зонта, неумолимо надвигалось на отряд, обрушивая на планету сгустки гибельной энергии.

Ракеты взрывались на поверхности Пратени, но какие бы разрушения ни несли эти взрывы, для боевой звезды они были всего лишь комариными укусами. Все же от нее отлетел маленький кусочек, но по сравнению с этим гигантом он был размером с песчинку. И это уже был конец. (переводчик играет ремикс похоронного марша – J)

Новый поток огненных сгустков вылетел из пульсирующей сети, на этой раз целью были атакующие стрекозы. Стрекозы не просто не смогли оказать этой сверхсиле должное сопротивление – им просто нечего было ей противопоставить. Вскоре половина маленького флота была испепелена залпом энергетического зонта, молодое поколение планеты, брошенное на бессмысленное противостояние…

Кай летел зигзагами, уклоняясь от выстрелов противника. По громкой связи он слышал мольбы о помощи и предсмертные крики своих последних соратников. На планету обрушивались все новые и новые сгустки энергии, испепеляя зеленые ландшафты и уничтожая футуристическую архитектуру.

“К центру управления!” – закричал Кай. – “Уничтожьте капитанский мостик!” Его сердце бешено колотилось.

Тем временем от эскадры остались только три стрекозы. Они с отчаянной смелостью взяли курс на центр управления боевой звезды, находившийся где-то в центре паутины. Когда ее лучи разошлись, Кай увидел цель на мониторе. Слева от него еще один его соратник был испепелен огненным шаром, тот, что был справа, попал под луч звезды… Кай был последним, единственным, кто еще мог сопротивляться. Он один против несокрушимой силы враждебной боевой звезды, комар против слона, нет, комару слишком много чести: скорее все это напоминало битву комара с кашалотом. Перед ним возник вражеский центр управления, но над капитанским мостиком уже смыкался тяжелый бронированный купол, как веки смыкаются над глазом.

Позади Кая вспыхнул ослепительно-белый, почти нереальный свет: планета превратилась в расплавленный полыхающий шар. Вся жизнь была уничтожена одной вспышкой адского огненного сгустка. Миллионы лет потребовались для того, чтобы развить эту жизнь из таинственной субстанции под названием ДНК, дезоксирибонуклеиновая кислота, и дать ей мудрость Бруннен-Джи, а для того, чтобы уничтожить ее, достаточно было нескольких минут. Теперь там внизу не было больше чувств, милосердия, любви. И самым ужасным было то, что никто во всем космосе не будет скорбеть о Бруннен-Джи. Число миров, принадлежащих новому режиму, который уже достиг ужасающей мощи, и он которого нельзя было укрыться, умножалось.

Кай переборол свой страх; он должен был сконцентрироваться на своей безнадежной миссии. Последний герой должен уничтожить темного императора. Защитная броня над центром управления почти закрылась, осталась только узкая щель, но эта щель была достаточно велика для стрекозы, которой управлял Кай. С сомнамбулической, самоубийственной решимостью он направил свой корабль на броню и пробил ее. Обломки капитанского мостика вылетели в космос, и кислород начал высасываться вакуумом, но в этот же момент пластины сомкнулись полностью. Капитанский мостик тонул в дыму и огне.

На мостике было бесчисленное количество раненых, но все же самоубийственная атака не достигла желанной цели. Стрекоза была разбита вдребезги, она превратилась в груду механических и органических деталей. Кай был тяжело ранен, но каким-то чудом остался жив. Он не мог пошевелиться, режущая боль пронизывала неподвижное тело. Он попытался открыть глаза: все расплывалось перед ним, но все же когда окружающие предметы приняли более четкие очертания, он увидел темную тень в черном кожаном одеянии (гопник… – J) и с длинным остроконечным капюшоном на голове, склонившуюся над ним.

“Его… Тень…” – выдавил он с ненавистью.

“Его Б о ж е с т в е н н а я Тень,” – глухим голосом поправил его человек, вокруг которого, казалось, распространялась неземная аура – немного насмешливо, потому что он видел неописуемую ярость в глазах раненого. Победить тех, кто решился восстать против его режима, оказалось легче, чем отнять игрушку у ребенка, и это привело его в приподнятое настроение. Теперь, когда равные ему старые боги человечества были низвергнуты, он мог сам занять опустевший пьедестал.

“Проклятый узурпатор!” – Кай стиснул зубы – “Бруннен-Джи уничтожат тебя!”

Его Божественная Тень не смог подавить смешок, вызванный подобной наивностью, но его глаза были невидимы под капюшоном: “Я думаю, ты допускаешь грубую ошибку, мятежник. Новый Порядок превратил твою планету в ничто, и то же ждет и тебя. Кроме тебя, все они мертвы – твои Бруннен-Джи. Зачем вы затеяли этот бессмысленный, по-детски глупый бунт, ничтожные? Неужели вы не поняли, что будущее принадлежит Новому Порядку – и только ему?”

Кай попытался покачать головой, что причинило ему невообразимую боль: “Пророчица предсказала, что этот так называемый Новый Порядок, который на самом деле означает безграничную тиранию, будет уничтожен Бруннен-Джи, и Тень – Великая или не Великая, Божественная или точнее: Дьявольская – не уйдет от возмездия”.

Офицеры в черной кожаной униформе, служившие Его Ужасающей Тени, обменялись слегка потрясенными и неуверенными взглядами, услышав это пророчество. Их тусклые глаза неподвижно смотрели в пустоту; они продали свои души новому режиму. Темный император не позволял возникнуть ни малейшему сомнению в могуществе своего Рейха. Каждая планета должна была покориться ему. Большинство сдавалось добровольно, когда диктатор издали грозил им своим гневом. Те, кто пытался противостоять, истреблялись. Они называли это зачисткой. Когда речь шла о власти, подобные Его Тени тираны не знали жалости. Его гнев мог пасть на целую цивилизацию, но особенно он любил уничтожать отдельных людей, чтобы самому перерезать им горло, или предавать их еще более ужасной смерти.

Это безжалостное, думающее только о власти существо не знало, что такое смех; только иногда это чудовище позволяло себе ухмыльнуться. Оно не позволяло угрожать себе, особенно если эти угрозы исходили от ничтожеств вроде этого Кая. Его Тень медленно вынул из ножен богато украшенный кинжал. Кай не шевелился, он даже не поднял руки для защиты. Из его носа текла струйка крови. Он добровольно, как ягненок, позволил привести себя на бойню. Нет, не как ягненок, он смотрел на Его Тень беспомощно, как ребенок, и с ненавистью, как бунтовщик. Его губы сжались от мысли, что столько людей с громкими именами оказались пораженными безумием тоталитаризма. Такими именами, как Дуче, Гитлер, Сталин – все они превратились в фанатиков Власти.

(Переводчик впал в истерику, он начал забывать слова от возмущения и лихорадочно роется в словаре – J)

Его Тень занес кинжал над грудью Кая, над тем местом, где отчаянно колотилось его сердце – и с силой опустил его: “Вероятно, ваша пророчица ошибалась. Если Бруннен-Джи больше не осталось, кто исполнит ее пророчество? Ваша цивилизация исчезла навсегда. И больше никто не вспомнит о вас. Это была ошибка”. Голова Кая запрокинулась.

Его Тень простер руки над мертвым телом. Вокруг Кая сформировалась мерцающая аура, которую впитал в себя император. Он отпрянул, как будто, подобно вампиру, получил новые силы, чтобы продолжать свое великое дело разрушения и завоевания.

Один из офицеров осведомился, должен ли он сжечь труп Кая – так он выразился.

Его Тень помедлил мгновение и облизал скрытые под капюшоном губы.

“Нет,” - спустя несколько секунд сказал он. – “Последний представитель этой исчезнувшей цивилизации романтических мыслителей и мечтателей, потерявших связь с реальной действительностью, заслуживает кары большей, чем смерть. Передайте его генетикам, и биологам, и другим нашим ученым. Им придется сделать из его останков нечто совершенно особенное”. Руки Его Тени сжались в кулаки: он хотел причинить одному из своих врагов боль и после смерти.

Его офицеры ничего не знали о кошмарных замыслах, которые подвигли Его Тень на этот крестовый поход, и о его намерениях, которые должны были потрясти устои его владений: он хотел создать свой Черный Орден, носящую Его Божественное имя религию, чтобы контролировать миллионную толпу слабых глупцов и манипулировать ею. Вся Вселенная должна принадлежать ему! Он и его последователи заполнят собой всю Вселенную! Ничто не спрячется от него. На смену ясности и Свету придет слепая, иррациональная вера в непостижимое.

Его Божественная Тень, независимый вождь, поднявшийся из самых низов (хотя никто не знал точно, откуда он пришел), понимал, что абсолютная власть возможна не в едином галактическом государстве, а в упорядоченном хаосе, при организованной деморализованности, в империи, о которой он мечтал, никто не имел никаких прав, ни на существование, ни на работу, ни на счастье. Индивидуум будет означать не больше, чем жалкий червь. Все следы человечности исчезнут. Рудиментарные сексуальные инстинкты будут направлены на упрочение его власти и помогут контролировать подданных. После того, как любая мысль о духовном контакте будет запрещена, им останется только жить, повинуясь собственным гормонам, и прославляя Его Божественную Тень.

Чтобы укрепить свою власть, Его Тень написал памфлет под названием “Моя борьба”, который вдалбливал в головы подданным его волю и страх перед таинственным адом Темной Зоны. Если верить пропаганде, там царили разврат и каннибализм: Темная Зона была подобна ящику Пандоры, если его открыть, весь устоявшийся жизненный уклад рухнет. Из тьмы этой Зоны, как утверждало это апокалиптическое сочинение, придут чудовищные черви (Червяки, червяки!!! – J) и другие монстры, чтобы истребить всех, на чьем лбу не будет печати Его Божественной Тени.

Но они будут убивать медленно и с наслаждением, так что каждой жертве придется испытать не одну, а множество смертей. У них хвосты, как у скорпионов, ядовитые жала, зубы, как у львов и липкие языки – ужасающее описание. Зловещая волна ужасных видений должна была смыть все культурные достижения, все идеалы и ценности, и все здоровое и здравомыслящее должно было захлебнуться в грязи. Только Его Тень мог остановить нашествие из Темной Зоны и предотвратить грязный поток, грозивший обрушиться на Светлую Зону Черного Порядка. Только представьте себе: каскад грязи низвергается на замершую от ужаса Вселенную!

 

Ну вот и все. Переводчик облегченно вздыхает и идет пить кофе…

Перевод Дани (J - она же :)

LEXX - Луч Света в Темной Зоне (С) 2000. Пишите письма
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П."