ФАКТЫ ЛИЦА ЭПИЗОДЫ БАЙКИ ССЫЛКИ ФОРУМ















































Бумгород
(Boomtown)

Население Игрогорода по-прежнему режется в баскетбол, а в это время на них надвигается устрашающая армада мотыльков. Заметив врага, народ хватается за луки и стрелы, но мотыльки предусмотрительно держатся высоко в воздухе, стрелой их не достать, и даже непобедимое лезвие Кая до них не долетает. В одном из мотыльков рядышком с Герцогом сидит Фифи, уже в новой военной форме, удивительно напоминающей форму милиционера патрульно-постовой службы, и откровенно наслаждается ситуацией. Мотыльки кружат над городом, забрасывая его огненными стрелами и миниатюрными бомбочками, и город вовсю горит, портя пейзаж густым черным дымом.

Стрела Фифи поражает капитана баскетбольной команды, мальчика-колокольчика по имени Брок. Из последних сил он завещает "мистеру Каю" (Кая очень уважали в Игрогороде) позаботиться о Зайке, потому что Зайка в этого самого мистера Кая, оказывается, уже влюблена… Мистер Кай обещает приложить все усилия.

Кругом смерть, огонь и разруха. Зайка предлагает Каю попытаться спастить вплавь, но он не может плавать, потому что его декарбонизированное тело, оказывается, значительно тяжелее воды. Делать нечего, пора прощаться, и Кай, конечно, не может отказать девочке в последнем поцелуе.

То ли поцелуй принес им удачу, то ли нападающих постигло головокружение от успехов, но тут один зазевавшийся мотылек подлетает неосмотрительно близко. Кай подхватывает Зайку, цепляется за мотылек лезвием, а уж стряхнуть с хвоста пилотов - дело техники.

Несмотря на требования Фифи спалить все города на Воде в один присест Герцог командует возвращаться на Огонь…

Кай возвращается на ЛЕКСС и представляет друзьям Зайку. 790 на всякий случай сразу же обзывает ее потаскушкой. Надо сказать, 790 так неласков с женским полом потому, что в последнее время осознал себя женщиной. Теперь он уверен, что его органический мозжечок-с-ноготок был взят из женского тела, иначе как объяснить силу его любви к мужчине? Все попытки Стенли закрепить за ним кличку "гоморобот" 790 гордо игнорирует.

Кай отправляется активировать оставшихся заводчиков мотыльков и раздавать им задания, а Стенли расспрашивает Зайку о городах планеты Вода, пытаясь выяснить, в каком же городе ему наконец удастся оттянуться. Ксев ведет себя исключительно зловредно, ядовито потешаясь над эротоманией капитана, видимо, все никак не может оклематься от приключения с Принцем. В общем, атмосфера на корабле мрачная, нездоровая, насквозь пронизанная голодом как сексуальным, так и самым обычным (голодный ЛЕКСС команду кормить не может).

И тогда Зайка предлагает всем отправиться в Бумгород, так как там все население непрерывно, днем и ночью, без отдыха, занимается исключительно сексом.

Бумгород очень похож на восточный гарем: кругом фрукты и полуголые девушки. Впрочем, есть и юноши. К Ксев подсаживается некто, похожий на Дольфа Ландгрена в молодости, а Стенли берет на себя девушка с красивым, но незатейливым именем Персик.

Разговор за столом идет в основном о голоде и аппетите. Юноша проявляет себя тонким ценителем эротики, провозглашая, что один изысканный плод лучше, чем целый стол, уставленный приевшимимя явствами, но Стенли объезжает его на кривой кобыле, ловко ввернув, что если весь стол завалить изысканными плодами, то это так и вовсе ого-го!!!

Зайка осторожно спрашивает, не голоден ли Кай, но тот, как обычно, на метафоры не поддается и обрубает весь эротизм заявлением о том, что у него нет желудка вообще.

Ксев и юноша продолжают погружаться в полную намеков беседу, рассуждая о том, каким длиииинным должен быть процесс принятия твердого, напряженного решения о том, что важнее - количество или качество, и как важно кончить беседу достижением бурного согласия.

А Стенли уже следует за Персиком в комнату для любовных игр. Стены комнаты… ой… стены комнаты плотно покрыты барельефом из… да, именно того, что обычно находится внутри лифчиков… размера так не меньше третьего. Из стены выезжает роскошная кровать. Персик возлежит на шелковых простынях и выглядит совсем не строго. "Помнишь меня? Я Персик!" - "Помнишь меня? Я Стенли Х. Твидл!". Прекрасное начало, но тут Стенли почему-то испытывает острый приступ застенчивости, садится на краешек постели и заводит нудную беседу о свободомыслии, гостеприимстве, об отсутствии комплексов и о любви.

Зайка не прекращает обхаживать Кая, забирается к нему на коленки, тот задает ей вопрос в лоб - а не пытается ли она его соблазнить? Зайка не скрывает своих намерений, и тут, как всегда, начинается разговор о давно умерщвленной плоти. Порядком уставшая от этого Зайка разваливается навзничь у Кая на коленках и наотрез отказывается считать его мертвым. Тогда он прибегает к решительному средству и, тихо охнув, отрезает себе руку. Поигравшись с отрезанной, помахивающей пальцами конечностью и пронаблюдав за ее установкой на место, Зайка признает, что фокус классный, а с другой частью тела он так может? Ксев тут же вворачивает, что с другой частью тела он вообще ничего не может, так что Зайке следует поискать удовлетворения где-нибудь в другом месте. "Аналогично, Ксев", - невозмутимо бросает Кай в ее адрес. И правильно!

Пока герои развлекаются каждый по-своему, флотилия мотыльков возвращается на планету Огонь. Герцог объясняет, что пора объединить обе планеты под его, Герцога, чутким руководством. Фифи выглядит несколько обескураженным, он-то думал, что Герцог на Огне самый главный, но Герцог обещает ему, что скоро так оно и будет.

Персик отказывается говорить о любви, без обиняков переводит разговор на секс и решительно разоблачается, чем сразу обрывает сбивчивый монолог Стенли.

А юноша и Ксев, обставившись свечками, отправляются в долгое, изысканное путешествие по удивительному миру в глубинах их сознания.

Кай, уже с лилиями в прическе, решает, что еще не поздно сменить тему беседы с Зайкой на более отвлеченную и спрашивает, где же все плоды и осложнения непрерывно творящейся в городе любви. Зайка абсолютно уверена, что от секса не происходит ничего, кроме удовольствия, и даже слово "дети" слышит впервые. Она протягивает к определенной области Кая ступню и заявляет: "Спорим, я могу тебя завести?" Кай испуганным движением закидывает ногу на ногу и смущенно объясняет, что не заводился уже шесть тысяч лет. Обиженная Зайка не сдается и предполагает, что ему, наверное, грустно по этому поводу, и мы очередной раз слышим, что у мертвых нет никаких чувств, тра-та-та-та-та.

"Ну ты же меня хочешь!" - уверенно заявляет Зайка.

Нет, эти мертвые ничего не хотят…

Кстати о мертвых, Принц в своем замке осажден армией мотыльков Герцога! Они подлетели со стороны, недоступной для обстрела защитниками замка, и вовсю ломают стены его башни. Принц объявляет своим подданным и Мэй, что сейчас он возьмет мотылька, на котором улетел с ЛЕКССа, в одиночку атакует козявку Герцога и сотрет его в порошок, восстановит свое владычество на Огне, а потом уничтожит Воду. Герцог же считает свой план безупречным, на радостях целует Фифи в щечку и объясняет ему, что сейчас они отправятся в удельный город Герцога и будут ждать, пока Принц не атакует их. Причем Принц будет их атаковать с единственой целью: чтобы заставить их убить его. Похоже, они тут все видят друг друга насквозь - или проделывают все это уже не в первый раз.

Стенли с Персиком развлекаются вовсю, в момент кульминации девушка сует персик Стенли в зубы, словом - красота. Похвалив подругу, Стенли проявляет себя настоящим мужчиной, то есть пытается повернуться на бочок и вздремнуть, но не тут-то было - Персик убегает, а на смену ей приходят две другие девушки, не менее серьезно настроенные.

Ксев пытается намекнуть юноше, что она уже не владеет собой и надо бы перейти к делу, но тот все продолжает увлекать ее в таинственный мир наслаждений, в основном с помощью завораживающих слов.

В городе Герцога его правая рука - Шеф обмазывает олифой привязанного к стулу человека и собирается его спалить заживо, просто так, кайфа ради. Герцог решает провести смену кадров и поручает Фифи привязать к стулу Шефа и спалить его. Фифи справляется с этим блестяще и занимает освободившуюся должность Шефа, даже получает две звездочки на погоны.

Как нельзя вовремя прибывают Принц и Мэй. Принц напоминает, что они с Герцогом должны сражаться вместе против общего врага - Воды, но Герцог уверен, что и без Принца прекрасно справится с управлением обоими планетами. Герцог демонстрирует Принцу вид из окна на его рушащийся замок, открывает какую-то дымящуюся коробочку у себя на поясе, вынимает оттуда пинцетом прозрачную пилюльку и бросает ее в послушно открытый рот Мэй. Принц расценивает это как предательство с ее стороны, та совершенно не спорит.

Принц признает свое поражение и объявляет, что готов к смерти. Фифи с удовольствием целится в него из арбалета, но Герцог останавливает его. Он не собирается убивать Принца, он предпочел бы подвергнуть его жутким мучениям…

Тут Мэй выхватывает у Фифи арбалет и привычно всаживает Принцу стрелу в пузо. Тот, вежливо поблагодарив верную соратницу, умирает, после чего труп его растворяется в воздухе. Герцог объясняет Фифи, что живой Принц угрозы не представляет, но вот если его убить, он вернется и будет являться по ночам!

Ксев делает мостик, а юноша скачет вокруг нее и пожирает виноград у нее из пупка. На все расспросы Ксев о том, когда же они начнут, он отвечает, что скоро. Ох уж эти ценители прекрасного!

А тем временем злобные Герцог и Фифи обмазывают бедную Мэй олифой и сжигают заживо… Жалко девочку… Может, Принц ее опять оживит?

Герцог пытается объяснить Фифи кое-что обо всех этих смертях и возрождениях, но проясняется пока только одно - рождение и смерть на обоих планетках происходят каким-то альтернативным образом. "Ты был и до того, как однажды проснулся и понял, что ты есть. Ты просто этого не помнишь…"

Засим Герцог и Принц отправляются уничтожать все до единого города на Воде.

Кай и Зайка мирно грузят в мотыльки фрукты для ЛЕКССа …

Ксев наконец удается повалить юношу на спину…

Стенли веселится в компании троих девушек, которые все интересуются, что же значит буква Х. в его имени…

А Герцог выбирает первую жертву - Бумгород.

Измочаленный Стенли лежит пластом на простынках и пытается объяснить девушкам, что все замечательно, но не слышали ли они такое выражение - хорошего понемножечку? Девушкам такая концепция чужда совершенно, никаких перекуров они ему давать не собираются, наоборот, к ним прибывает подкрепление - еще две дамы с фруктовыми именами. Стенли пробует было сослаться на головную боль, но девочкам такая болезнь просто незнакома.

Зайка и Кай замечают приближающихся мотыльков Герцога. Похоже, все, кто еще жив, должны готовиться к смерти…

(Дальше пойдут совсем чудеса, клянусь, я это смотрела два раза и уверена, что мне не почудилось…)

Ксев наконец срывает у своего юноши поцелуй, и тут в комнате появляется Кай собственной персоной, весь в перманентной завивке, с луком и стрелами, одетый только в короткую голубую тунику (довольно открытого фасона), словом - вылитый Аполлон ирландской национальности. Он живой, теплый, улыбается, сверкает глазами, смотрит на Ксев с неподдельной страстью, но пояснить совершенно ничего не может, все, что он знает - он здесь для того, чтобы быть с Ксев. Юноша чмокает их обоих в щечку и тактично удаляется.

Стенли из последних сил пытается выбраться из-под кучи-малы яростно ласкающих его девушек. Спасает его только звук гонга, оповещающий город об атаке с воздуха.

Все сбегаются к окнам, и тут выясняется, что Каев как бы стало два - один обычный и мертвый, второй живой и кудрявый. Мертвый Кай совершенно не врубается в происходящее, а живой, пристально рассмотрев своего двойника, заявляет, что один из них живой, а второй - мертвый, и при этом выглядит так, как будто выдал полное и исчерпывающее объяснение. Живой Кай, в отличие от мертвого, прекрасно владеет местной ситуацией, четко знает, кто напал на город, зачем напал и что с этими нападающими надо сделать.

Двойной Кай глубоко шокирует и без того пострадавшего Стенли. Он конфиденциально спрашивает Ксев, сон это или реальность, и если реальность, то не могла бы она немного ввести его в курс дела, но та и сама ничего не может сообразить.

Все, включая Зайку и дополнительного Кая, грузятся в мотылек (впрочем, новый Кай располагается снаружи, на лапе мотылька, отчего делается еще более похож на недокормленного античного героя) и собираются сваливать на ЛЕКСС, пока не поздно, но тут мертвый Кай замечает среди атакующих Фифи. Живой Кай, потрясая луком, призывает всех немедленно сразиться с негодяями. Герцог отдает войскам приказ прекратить обстрел города и дружно атаковать мотылек с нашими героями…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

 

LEXX - Луч Света в Темной Зоне (С) 2000. Пишите письма
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П."