ФАКТЫ ЛИЦА ЭПИЗОДЫ БАЙКИ ССЫЛКИ ФОРУМ

Часть 6

Спи. Просто закрой глаза и спи. Спи, черт тебя возьми. Жизнь прекрасна и удивительна... Ветерок, птички поют, травка зеленая... Цветочки опять же. Замечательно. Можно пару облачков на небо добавить. Вот так... Прямо надо мной. Чтоб свет не бил в глаза. А можно и сумерки... Нет, не выходит, мысли не тем заняты. Этот неблагодарный...

— Мне нет до тебя никакого дела, Бруннен Джи! - кричу я окружающему миру. – Никакого! Мне все равно! А почему меня это волнует? Меня это не волнует! Меня это совершенно не волнует! У меня все хорошо. У меня всегда все хорошо. И у меня всегда все получается. А ты идиот, Бруннен Джи! Тебе никто никогда этого не говорил? Так вот, я буду первая! Ты идиот! Ты полный идиот! Ненавижу тебя. Уже! А ты что думал? Что ты мне нужен? Что ты привлекаешь меня как мужчина? Ничего подобного! Да ты вообще не в моем вкусе!

Со сном ничего не вышло. Я села и задумалась. Это не его мир, Джиневра! Если хочешь от него избавиться, верни его обратно. И пусть убирается на все четыре стороны. Ну ладно. Пожалуй, это будет лучшим решением проблемы. Я лениво поднимаюсь, отряхивая прилипшие к черной ткани травинки. Так и быть, Бруннен Джи, я тебя найду. Мне жалко своих потраченных на тебя сил. Стоило ли тебя спасать, чтобы потом отдать на съедение каким-нибудь доисторическим чудищам. Мне жалко чудищ: они получат несварение желудка, если попробуют такое изысканное блюдо из упрямства и гонора. А еще больше мне жаль себя... Я, похоже, заполучу заболевание гораздо более серьезное.

Я не так уж долго мучилась угрызениями совести, а его уже нигде нет. Неестественно яркая растительность резала глаз. Эти цветы похожи на любопытные мордочки каких-то чрезмерно любознательных тварей, которые высунулись из каждой щели под ногами. Меня передернуло. А это место не такое уж приятное! Слишком уж красиво, настораживает. Хорошо прилаженная маскировка, цветы-хищники. Яркая чашечка, одуряющий запах, сладкий нектар и... верная смерть. Что за мысли? Меня они подгоняют, я ускоряю шаг, почти бегу... Но его нет! Черт! Неужели его уже сожрали? Но кто? Растения? Цветы? Лианы? Неведомые микробы? Я быстрым шагом спускаюсь с холма. Подозрительно сине-зеленая трава ласкает мои колени, как настырный поклонник. Заманивает. Я раздраженно отмахиваюсь. Брысь!

Поблизости кто-то есть... Человек или животное, не знаю. Но кто-то смотрит на меня из-за вон тех кустов с продолговатыми оранжевыми цветами. Я вижу этот куст боковым зрением, вижу прозрачную тень за ним. Подкарауливает. Что-то здесь неладно, предчувствия меня не обманывает. Это всего лишь маскировка, красивая декорация, мимикрия... Я делаю шаг в сторону, намеренно отворачиваясь от куста. Пусть думает, что я ничего не вижу. Я всего лишь беспечно гуляющая дурочка, наивная, невинная, беззащитная... Куст шевелится. Моя правая рука напрягается, готовая в любую минуту выхватить меч.

Нападающий крадется ко мне, и над моей головой внезапно взвивается сеть. Так, похоже меня собираются выловить, как экзотическое животное. И отправить в зоопарк. Я прыгаю в сторону, меч вспыхивает в моей руке, и разрубленная сеть падает к мои ногам. Теперь твоя очередь, парень, или кто ты там... Нападающий, мгновенно превратившись в дичь, пытается укрыться в кроне спасительного куста, но я оказываюсь там раньше. Один взмах меча, и на траву обрушивается душистый водопад из оранжевых цветок, издавших глухой шипящий звук. Второй взмах, и лезвие проходит в миллиметре над головой скрючившегося создания.

— Выходи, — приказала я, отступая на шаг. - Выходи, или я тебя убью.

Создание шевельнулось.

- Выходи!

Создание поднялось с колен. Оно оказалось человеком, хотя очень приблизительным. Маленький рост, серая кожа, черты лица размыты. Одежда из шкуры какого-то животного. Испуганно на меня таращится. Неандерталец какой-то, недоразвитый... Я брезгливо его рассматривала.

- Ты кто?

Человечек промычал что-то невразумительное. Порычал, пощелкал, видимо пытаясь мне что-то объяснить. Пальцы короткие, толстые, с длинными грязными ногтями.

- Говорить не умеешь?

Человечек закивал.

- А здесь что делаешь? Охотишься? - Я кивнула на сеть.

Человечек испуганно затрясся.

- Ты хотел меня поймать? Зачем?

Он стал мне что-то объяснять, размахивая руками и издавая отрывистые гортанные звуки. Он указывал куда-то в сторону заходящего солнца. Серое лицо исказилось ужасом. Раскачивался, обхватив голову руками.

- Ты чего-то боишься?

Он кивнул.

- Кого-то, кто приходит после заката?

Он опять кивнул.

- А молодого мужчину в красном ты видел? Здесь?

Круглые белесые глаза опять уставились на меня в ужасе.

- Я ищу его. Где он? Если не можешь сказать, покажи.

Человечек указал в сторону черной гряды скал.

- Он ушел туда?

Мой немногословный собеседник указал на разрубленную сеть.

- Его поймали? Такие же, как ты?

Он кивнул.

- Проклятие! - Я была в ярости. Неодолимое желание тут же выместить эту ярость на этом грязном, невзрачном уродце. Меч задрожал, как живое чувствительное существо. - Зачем он вам? Что вы хотите с ним сделать?

Человечек опять замычал и защелкал. Снова указал в сторону черных скал. Я чуть коснулась его клинком, и он взвизгнул.

- Давай, показывай дорогу, карлик, а то я укорочу тебя вдвое.

Неудавшийся охотник рысцой двинулся по тропинке. И чем ниже опускалось солнце к горизонту, тем быстрее бежал мой неожиданный проводник. А если это ловушка? Он понял, что не может справиться со мной один, и решил заманить в самое логово. Ну ничего, я им устрою! Они не знают, на кого напали.

Лес кончился. Дорога стала каменистой, и я чувствовала острые края камней даже сквозь подошву. Мохнатый карлик с серым лицом уже мчался галопом, неуклюже перепрыгивая попадающиеся навстречу валуны. Я едва за ним поспевала. Вдруг слева, со стороны нависшего склона, раздался какой-то странный скребущий звук, и я на миг подняла голову. Это всего лишь осыпались камни. Но когда я вновь посмотрела на дорогу, мой проводник исчез. Бесследно! Вероятно, юркнул в какую-то щель между камней. Проклятие! Все-таки ловушка. И темно, хоть глаз выколи. Я задрала голову в поисках луны или ее подобия. Ну должна же здесь быть луна! Ну хоть осколок какой-нибудь. Сейчас появиться луна... Я сконцентрировалась. Луна... Луна... луна не появлялась. Черт! Я попыталась еще раз, и тут их появилось даже две, в разных конца неба, слабые мерцающие пятна, ущербные растекающиеся ошметки лунного диска. Этого достаточно. Я хорошо вижу в темноте. Во всяком случае не обдеру колено об какой-нибудь попавший под ноги предмет.

Чья-то тень соткалась из окружающего меня мрака. Я почувствовала это спиной, но оглянуться не успела. Тень обрела тело и накинулась на меня. Но это не мой знакомый серолицый... Нападающий с меня ростом и силен непомерно. Я даже в первую минуту растерялась. Меня сдавили гибкие, проворные руки, лишив возможности двигаться. Холодное дыхание коснулось шеи. Что это? Пора начать контролировать ситуацию. Я резко наклонилась вперед, и противник оказался лежащим на земле. Мой меч упирался ему в шею. Да это женщина! По плечам рассыпались изумительные белокурые волосы. В лунном свете засияли огромные глаза, невинные, чистые, удивленные... Одеяние полупрозрачное, легкое, под ним безупречных форм тело, тонкое, гибкое, юное... Само совершенство. Откуда здесь могло взяться такое эльфическое создание? Но эльфическое создание со странными привычками нападать на первого встречного. Она так трогательно смотрела на меч. Как обиженный ребенок. Вот-вот заплачет.

- Ты кто? - спросила я этого ребенка тоном строгого учителя. - Ты здесь живешь?

И тут все выяснилось. Пухлые невинные губки чуть дрогнули, и под ними засияли два белоснежных клыка. Вампир! Я отступила на шаг. В этом Отражении живут вампиры! Вот черт! Но мне-то бояться их нечего, они создания Хаоса, а вот ему... Святой Единорог, а не стал ли он уже их жертвой?

- А ну вставай! - Я схватила девицу за шиворот и рывком поставила на ноги. - Узнаешь меня? В глаза смотри! Узнаешь?

Она уставилась на меня своими огромными глазищами, и тут же их ясное выражение сменилось страхом. Она поникла, сразу состарившись лет на двести.

- Госпожа...

- Вот так-то лучше! Хотела крови моей попробовать? Крови принцессы Хаоса? От одного глотка сдохнешь!

Так, ситуация проясняется. В Отражении существует некое подобие людей, живущих первобытнообщинным строем, а одновременно с ними раса вампиров, которые питаются этими людьми. Пища и хищники, все логично. А я им была зачем? Зачем этот абориген пытался поймать меня? Ведь я не похожа на вампира. Может быть, в качестве откупного? Ну конечно. Меня собирались преподнести в дар! Видимо, несколько литров моей крови должны были сохранить не один десяток жизней.

- Сколько вас? - хмуро обратилась я к своей добыче, которая делала попытки выскользнуть из-под моей руки.

- Много... Около сотни.

- Кто правит?

- Саломея.

- Саломея? Сестра Джордана?

- Да, госпожа...

- Веди меня к ней! И дай знать всем своим подружкам, которые могут нам встретиться по дороге, что от меня им лучше держаться подальше. Ты поняла? - Для убедительности я приставила клинок к ее горлу. - От тебя даже горстки пепла не останется. Ты знаешь, что происходит с созданиями, подобными тебе, если их пронзает серебряный меч?

Она что-то пискнула. Я намотала на руку ее волосы и пустила вперед.

- Где мужчина? - через несколько шагов спросила я.

- Какой мужчина?

- Здесь до меня должен был пройти молодой мужчина в красном. Он не такой, как жители вашего Отражения, он из другого мира, другой расы. Где он? Он жив?

Она медлила с ответом, и я слегка потянула ее за волосы.

- Так жив или нет?

- Жив...

- Где он?

- В замке. В замке Саломеи... Его привели эти... серолицые. Мы давно такого не видели... Он такой красивый. Раньше, давно, здесь жили и другие люди, белокожие, похожие на него, а теперь только эти... Они такие невкусные. И некрасивые.

- Тех, белокожих, вы конечно всех уничтожили?

- Они были такие чудесные... Отказаться было невозможно. Их кровь была сладкой...

Наверно, в этот момент она облизнулась. Я поморщилась. Какая гадость! И все это говорится самым невинным тоном. Как будто ребенок рассуждает о достоинствах тех или иных конфет.

- Так что же этот мужчина? У него кровь... тоже сладкая? Кто-нибудь успел попробовать?

- Нет, Саломея запретила его трогать.

- Почему? Для себя бережет?

Я опять больно дернула ее за волосы.

Саломея не совсем вампир. Она посложнее. Ей нравится играть в эти игры: превращения, перевоплощения, управление туманами, ветрами, животными, да и от кровушки не откажется. Кровушку любит. Но солнечного света не боится. Хотя может прикинуться. Ей нравится антураж: мрачное подземелье, гроб с тяжелой крышкой, горящие свечи, запыленный алтарь... Но это ненадолго. Вероятно, она проникла в это Отражение по Черной Дороге или посредством Черного Круга, возникшего здесь как язва на коже. Прихватила свиту из нескольких симпатичных вампирш-ведьм и устроила здесь маленькое тоталитарное государство. Она правит, аборигены кормят, свита славу поет. Ну чем не жизнь? Я бы тоже могла так устроиться. Нашла бы подходящее Отражение, с хорошим климатом, милым народом, и объявила бы себе богиней. Сотворила бы парочку чудес, вызвала бы дождь или снегопад посреди лета, и все, живи себе, наслаждайся. Эта мысль мне нравится! А почему бы не претворить эту заманчивую идею в жизнь? Вот Отражение Бруннен Джи, например... Вот забавно будет. Я отправлюсь туда, явлюсь к старейшинам, властителям, князьям, или кто там у них там, и скажу, что могу разобраться с Его Тенью. А что? Еще как разберусь! Да это всего лишь какая-то мелкая хаосская сущность на свободу вырвалась, однако... Его явно поддерживает кто-то из наших. Кай сказал, что эта Тень на плетень уже поработила не один мир... У него есть лапа, и очень волосатая лапа при Дворе Хаоса. Ну ничего, это не страшно... ну в общем так, разбираюсь я с Его Тенью, Бруннен Джи провозглашают меня спасительницей, поют мне дифирамбы, строят в мою честь храмы и воздвигают памятники, я живу себе, припеваючи в собственном дворце, а Кай будет моим... моей любимой наложницей. И чего мне эта идея раньше в голову не пришла? По Отражениям бы бегать не пришлось... Не ломала бы себе сейчас ноги на узкой тропинке в потенциально опасной местности в компании юной любительницы человечинки. А эти подобия лун... Бррр... От одного взгляда на них тошно. Тоскливо-то как. Тишина, голые камни, ветер завывает... Куда меня занесло? Все он. Да не он, а ты. Могла бы сразу свою помощь предложить. И никогда бы он от тебя не убежал, и не подумал бы... Сначала можно было заняться любовью на пляже, или даже в воде... Она такая теплая, вода то есть... А потом, когда станет прохладней, можно и под шкуру забраться. С ним, я думаю, ночью не замерзнешь. А утром... Утром было бы самое интересное. Я бы ему долго спать не дала. А пока он сонный, недоумевающий... Ах ты черт! А какой я бы построила себе дворец. С висячими садами, как Клеопатра. Там бы у меня всякие диковинные зверушки гуляли из разных Отражений. А рядом храм с моими статуями и изображениями. У главного алтаря огромная великолепная скульптура - я в обнаженном виде, попирающая ногой Его Тень. А жрецами в этом храме будут симпатичные мальчики, похожие на Кая. Я их сама буду выбирать. И сама придумаю для них ритуальную одежду. Они будут совершенны нравственно и физически. Но на безбрачие я их обрекать не буду, нет-нет, ни в коем случае. Ведь это будет цвет нации! Нет, Каю я изменять не буду... Хотя, если они будут все на него похожи, кто знает... А он мне? Пусть только попробует! Превращу! В вешалку! Ну, размечталась... Ты сначала его найди, живого и невредимого, а потом мечтать будешь! А вдруг эти любительницы свеженького уже его того... Я этого не вынесу.

Я дернула за волосы свою невольную спутницу.

- Он действительно жив? Ты не врешь?

- Он жив, правда, жив... Саломея запретила его трогать.

- А вы тронули... Признавайся, ему грозила опасность?

- Я только случайно оказалась рядом... У него такая... такая нежная кожа, свежая, чистая...

- А ты пробовала? - Я поморщилась от отвращения. - Ты его укусила?

- Не успела... Только...

- Только что?

- Лизнула...

- Ах, ты, маленькая дрянь! - Я схватила ее и стала трясти. - Да я тебя собственными руками!.. Да я вас всех!..

- Но я его не кусала! Его никто не кусал! Я же объяснила, Саломея оставила его себе.

- А она?

- Что?

- Приложилась? - Я схватила ее за горло, едва сдерживаясь, чтобы не сжать пальцы.

- Я не знаю... не знаю, - хрипя, прошептала она.

- Ладно, - сказала я. - Веди меня, да побыстрей.

- Да мы уже пришли... Вот.

Тропинка круто уходила вниз, огибая скалу. И там, за этой скалой, я увидела красноватые пятна окон. Замок почти в стиле графа Дракулы. Традиции соблюдает, стерва. Бесформенное нагромождение черных камней, кое-как уложенных в подобие двух башен и зубчатых стен. Очень мрачно и устрашающе. На психику давит. Бедные аборигены! Представляю, за сколько парсеков они обходят это место. Но проблема не в этом. С психикой у меня, слава Единорогу, все в порядке. Проблема в другом. Дело в том, что я не хочу встречаться с Саломеей! Она сестра Джордана, а Джордан... Джордан это не та личность, с которым я бы хотела провести свой отпуск. Джордан - колдун, большая шишка при Дворе Хаоса и близкий друг моей мамочки. Метит ей в зятья! Да, это не шутка! Это мерзкое чешуйчатое восьминогое и рогатое желает на мне жениться! О нет, увольте! От одной мысли страшно. В правители Хаоса метит, ублюдок. Конечно, без этого брака не видать ему престола как собственных ушей, королевской крови в нем нет, а вот со мной... Я, можно сказать, прямая наследница, если бы не было моего брата Мерлина. И мамуля... Вот чего я не понимаю, зачем ей все это надо? Неужели ее прельщает мысль о родстве с их семейкой? Семейство колдунов и ведьм самого черного пошиба. Только нечисть плодить умеют. И власти хотят. О как же они хотят власти! Рвутся к ней, продираясь когтями и зубами. Все разрушат, все... А Джордан в качестве приданого, конечно, мечтает получить Золотого Змея. Облезешь, кривозубый! Я и сама не подарок, но Вселенную разрушать не дам. Она мне еще пригодиться. Там встречаются такие, как Кай... Кстати, о Кае. Надо поторопиться. Кто его знает, что взбредет в голову этой Бабе-Яге в молодости.

Я обернулась к своей спутнице.

- Вот что, крошка, я бы тебя отпустила, так ведь доносить побежишь. А мне это ни к чему. Я хочу явиться без доклада.

- О нет, госпожа, я не скажу ни слова.

- Врешь. Вы, вампиры, создания ненадежные. Так что...

Я проделала свой любимый фокус с одуванчиком, и крошка тихонько улеглась на камни. К счастью, вампирам не грозят простуды. Нет, это ненадолго. К утру она проснется и отправится в свой гробик, хотя он ей и не нужен. Это Саломея так хочет. Спокойной ночи, детка, сожалею, что сегодня ты осталась голодной.

Как я и предполагала, никакого намека на нормальную человеческую дверь. А замок в лучших традициях классиков романов фентэзи. Уступы, зубцы, отвесные стены, башни, узкие прорези бойниц... Твою ж мать, а где же дверь? Так, двери нет. Вернее, она есть, но ее как бы нет. Вероятно, ее просто не видно. Обычный прием всех любителей черной магии. Есть тут где-то камешек, который служит входом, но на него наложено заклятие. Страховка от нежеланных гостей. Ну конечно, вампиры днем спят, вдруг какой-нибудь серолицый герой решит проникнуть в их логовище и расправится с ненавистными поработителями, пожертвовать собой ради народного счастья. Кай номер два... Там Его Тень, тут вампиры. Разве время для меня найдется? Планету надо спасать! Так, ну где дверь-то? Я методично обследую камень за камнем. Камни ужасно холодные, царапают ладонь. Чтоб не скучно было, я воображаю, что это не камни, а, к примеру, его грудь или живот... Вот так, нежно, осторожно... Пальцы скользят, чуть касаясь, улавливая малейшие изменения... Ладонь чуть нагревается, обретая особую магическую чувствительность... Можно было бы взорвать все это к Змею! Пустить в ход Ключ! Ох, шуму-то будет! Это ты так прячешься, называется. Это все равно, что на все Отражения орать: «Я здесь! Я здесь!» Поменьше думай. Следующий камень. Я закрываю глаза и продолжаю водить руками по поверхности стены. Как сказала эта крошка-вампирша? Кожа нежная, чистая, свежая, пахнет медом и цветами... Ну с медом это перебор, а вот все остальное. Я вспомнила его спящего на моем ложе из шкур. Черные волосы разметались, на ресницах тень печали... Моя рука ощущает легкое волнение, чуть заметную дрожь... Его только целовать, любить, дарить счастье... Как я могла отпустить его? Это все гордыня! Твоя гордыня! Он всего лишь человек и беззащитен перед силами зла, которых не понимает. Если только я его найду, если только он жив...

Несколько тоненьких иголочек вонзаются в мою ладонь. Ага, вот оно! Заклинание! Здравствуй, здравствуй, камешек! Тебя-то я и ищу. Сосредоточившись, я веду вдоль линии заклинания, ориентируясь на покалывания. Вслед за моей рукой на камне остается светящийся след. Я поднимаюсь на ноги и обвожу дверь полностью. Отступаю на несколько шагов. Ну вот и парадный вход. Привет, ребята. Я иду. А заклинание-то простенькое! Фи, даже обидно, потрудиться не пришлось, блеснуть своими магическими способностями. Саломея изобретательностью не отличается. Хотя зачем ей тут ею отличаться? Аборигены и с более простым не справятся. Других колдунов поблизости не наблюдается. А гости из Хаоса не предвидятся... Так вот же я, непредвиденный гость из Хаоса! Мне такое заклинание взломать все равно, что профессиональному медвежатнику вскрыть почтовый ящик в подъезде. Даже неловко как-то, раз, два и готово... дверь открылась. Добро пожаловать!

Так, рассуждаем логически. Сейчас ночь. Поэтому большая часть ее вампирской команды должна быть на промысле. А сама Саломея? Она, конечно же, дома. У нее же есть развлечение! Белокожий мужчина со сладкой кровью. Я скрипнула зубами. Отчего? От ревности. Она будет его домогаться или ей просто нужна его кровь? И то, и другое меня не устраивает. В первом и во втором случае я ей башку снесу. Я медленно переступаю порог. Впереди длинный темный коридор с совершенно гладкими стенами. Только где-то далеко смутно мерцает факел. И подозрительно тихо. Я умею ходить бесшумно. Я крадусь, как вор, пробравшийся в чужой дом. Но я не вор, я пришла за тем, что принадлежит мне.

За углом коридор разветвляется. Куда теперь? Передо мной три двери. Как в дешевой компьютерной игрушке: заходишь в дверь, а там на тебя какое-нибудь страшилище кидается. Так, начнем с первой. Я тяну за огромную ручку в виде изогнувшегося змея и вхожу. Тут же раздается шипение. Ну вот и страшилище! Мне навстречу выскакивает какой-то огромный зверь. Мантикора! Мерзкое создание. Вероятно, Саломея притащила сюда с собой несколько штук этих тварей, чтобы использовать их в качестве сторожевых собак. Бесполезно, дорогая. Знаешь, каким видом спорта я занималась в детстве? Я охотилась на мантикор. Парочку я даже приручила и в эту минуту испытывала неловкость, как будто убивала собаку. Мантикора вспыхнула факелом и рассыпалась в пепел. И идти дальше мне расхотелось. Мантикоры существа безмозглые. Неплохо было бы встретить кого-нибудь обладающего хотя бы признаками разумности. Я отправилась во вторую дверь. Там сидела огромная кошка со сверкающими глазами. О, это уже лучше.

- Кыс-кыс, - сказала я.

Кошка спрыгнула с каменного выступа и подошла ко мне. Наши взгляды встретились.

- Узнаешь? - спросила я ее.

- Госпожа... - сказала кошка человеческим голосом. - Я готова служить тебе, Джиневра, принцесса Хаоса.

Обыкновенного смертного она бы уже растерзала.

- Где твоя хозяйка?

- Госпожа желает ее видеть?

- Я хочу с ней поговорить. Но об этом никто не должен знать. Веди меня, киса.

Кошка грациозно направилась к двери, а я отправилась вслед за ней.

Мы свернули на каменную лестницу. Наверху забрезжил красноватый свет. Видимо, там горели факелы. В коридорах по-прежнему никого не было. За следующей дверью все изменилось. Возникли золотые светильники. Из углов выступили безглазые лики статуй. Кошка внезапно остановилась.

- Дальше я идти не могу, госпожа.

В благодарность я почесала кошку за ушами. Мяукнув, она нырнула обратно в тень. Счастье, что эти твари слушаются меня. Попади я в местность, где меня не знают, пришлось бы устилать свой путь трупами.

За поворотом я встретила еще одну милую белокурую крошку. Еще одно очаровательное дитя, сама невинность. Она с мечтательным видом держала в руках золотую чашу с чем-то подозрительно похожим на кровь. А если это его кровь? Увидев меня, бедное дитя оторопело, а я приставила меч к ее нежному горлышку. Вот и верь подобной внешности. Встретиться такой ангелочек на улице, взглянет невинными глазками, ты его пожалеешь, а она у тебя всю кровушку повысосет.

- Пискнешь, убью, - тихо сказала я. - Где Саломея?

Она кивнула на дверь.

- Одна?

- Нет...

- А с кем? С ним? Он человек, молодой мужчина...

- Да, его привели сегодня...

- Отлично. А теперь бай-бай. Взрослые разговоры детям слушать вредно.

Она свалилась там, где сидела. Я едва успела подхватить чашу, чтобы она не загремела, скатившись на пол. В ней действительно оказалась кровь. Видимо, малышку оставили на сегодняшний вечер для личных услуг и в честь этого накормили.

Итак, личные апартаменты, и он уже здесь. Я, честно говоря, рассчитывала, что его бросят в какое-нибудь подземелье, где и полагается держать пленников. А она его сразу в спальню... Не то, что ты, даром времени не теряет. Я подхожу к двери и прислушиваюсь. Тихо, как в гробу. Какая у нее постель, интересно, в виде гроба? А она его уже туда затащила. Кого я тогда убью первым, его или ее? Нет, он не виноват, она могла его околдовать. Тогда ее. Ну, привет, несостоявшаяся родственница. Я приоткрываю дверь и продолжаю красться. В первой комнате темно. В самом углу стоит светильник в виде драконьей головы. В нем - мерцающий огонь. Другой источник света от меня скрыт огромной портьерой, сшитой из звериных шкур и украшенной белыми драконьими когтями. Я перебегаю комнату и прячусь за этой портьерой. Теперь я могу видеть то, что происходит.

Вот оно, логово ведьмы, королевы вампиров. Обстановочка соответствующая. Со стен глядят демонические морды. Светильники в виде змей. Кровать посредине комнаты, и действительно в виде гроба, огромного, с позолотой. Вокруг - россыпь черных свечей. Саломея стоит ко мне спиной, но я знаю, что это она. Я чувствую. У нее абсолютно белые волосы и совершенно прямые. Одеяние напоминает сверкающую змеиную кожу, струится по ее телу и тащится длинным шлейфом. Она делает шаг в сторону, и я вижу Кая. Он странно неподвижен. Сидит на золоченой скамеечке посреди комнаты, сложив руки на коленях, как школьник. Лицо безучастное. Волосы рассыпались по плечам. От одежды остались одни лохмотья. В углу его рта мне почудился кровоподтек. Видимо, он сопротивлялся. Ведь его притащили сюда эти серолицые. Набросили сеть в лесу, как на диковинное животное, и - в дар грозной госпоже. Что с ним? Похоже, она пустила в ход магию. Сделала то, что я не решилась сделать. Стерва. Вампиры умеют лишать людей воли.

- Итак, как ты попал сюда?

Это Саломея.

- Я же сказал, я не знаю... - Его голос тускл и покорен. Он околдован, это ясно.

- Но как-то ты же сюда попал. Таких людей, как ты, здесь уже давно нет. Таких красивых людей.

Она останавливается за его спиной и проводит рукой по его длинным волосам.

- Я уже даже забыла, как они выглядят. Так кто же ты?

- Я Бруннен Джи.

- Бруннен Джи? Но я не знаю такой народ. Скажи мне правду, не скрывай. Есть ли еще такие, как ты, там, откуда ты пришел?

Она подходит к нему еще ближе, и я вижу, как ее рука с ногтями, острыми как кинжалы, скользит по его плечу. Его кожа почти ничем не защищена, его цветная одежда порвана. Она склоняется к нему.

- Так есть или нет? - Ее рот в опасной близости от его шеи.

- Есть мой народ, но вряд ли я смогу показать туда дорогу. Она мне неизвестна.

- И они все такие же красивые?

Она сдергивает с него то, что осталось от его одежды. Он остается полуобнаженным. Когда она прикасается к нему, мне кажется, что по его телу пробегает дрожь, но он не в силах справится с оцепенением. Он борется, борется изо всех сил, но черное волшебство сильнее. Ее руки уже блуждают по его груди, а я все еще не решусь показаться. Если я сейчас объявлюсь, Саломея донесет на меня брату, и он будет знать, где меня искать. Я обнаружу себя любым проявлением магической силы.

- Так кто же привел тебя сюда? Кто открыл тебе дорогу?

Она убирает волосы с его шеи. Потом наклоняется... Сейчас она его укусит. Но Саломея не торопится. Жертва от нее не уйдет. Этот смертный полностью в ее власти. Она целует его. Я вижу ее язык, длинный, как у змеи. Он, как раздвоенное жало, касается его горла.

Я проклинаю свою трусость. Я все еще стою здесь, потому что трясусь за свою шкуру. Обнаружить себя означает войну со всем кланом Джордана.

- Кто же привел тебя?

Она приподнимает его голову за подбородок, и ее отвратительный скользкий язык проникает ему в рот. Мне становится не по себе. Я вижу, как напрягается его тело в беспомощной попытке освободиться. Но он лишен возможности даже повернуть голову. Она впивается в его губы, как будто хочет выпить саму жизнь из них. И вдруг я вижу его глаза! Его живой страдающий взгляд встречается с моим. Проклятие, да он все это время меня видел! Видел мои колебания, мою нерешительность, мой эгоизм... И после этого я еще намерена говорить ему о любви.

Я откидываю портьеру и делаю шаг вперед.

- Я скажу, кто его привел сюда! Я его привела! Я, Джиневра. Но сейчас я об этом очень жалею.

Часть 7

Guella

LEXX - Луч Света в Темной Зоне (С) 2000. Пишите письма
Спонсирование и хостинг проекта осуществляет компания "Зенон Н.С.П."